Nauki Społeczno-Humanistyczne Соціально-Гуманітарні Науки Social and Human Sciences

 

Koppel, Elena; Mohammad Al Fayez, 2014. THE EVOLUTION OF JORDANS POSITION ON THE PALESTINIAN PROBLEM. Social and Human Sciences. Polish-Ukrainian scientific journal, 01(01), pp. 82-93.

Nauki Społeczno-Humanistyczne. Polsko-ukraińska czasopismo naukowe / Соціально-Гуманітарні Науки. Польсько-український науковий журнал / Social and Human Sciences. Polish-Ukrainian scientific journal, 2014, Vol. 01(01)



 

Koppel, Elena; Mohammad Al Fayez, 2014. THE EVOLUTION OF JORDAN'S POSITION ON THE PALESTINIAN PROBLEM. Social and Human Sciences. Polish-Ukrainian scientific journal, 01(01), pp. 82-93.   

 

 

ЭВОЛЮЦИЯ ПОЗИЦИИ ИОРДАНИИ

ПО ПАЛЕСТИНСКОЙ ПРОБЛЕМЕ

 

УДК 327.56(5-15):94 (569.4:569.5)

 

Коппель, Елена,

доктор  исторических наук, профессор,

Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко,

Институт международных отношений  (Украина, Киев),

профессор кафедры международных отношений и внешней политики

helenkoppel45@gmail.com

Мохамад Аль-Файез,

магістр,

Киевський национальный университет имени Тараса Шевченко,

Институт международных отношений  (Украина, Киев),

аспирант кафедры международных отношений и внешней политики

moh4fowaz@hotmail.com

 

АННОТАЦИЯ

В статье определяется специфика позиции Иордании по палестинской проблеме как ключевой проблеме  арабо-израильского урегулирования и  ее влияние на эволюцию ближневосточного конфликта и перспективы его урегулирования. Определены этапы эволюции позиции Иордании по палестинской проблеме. Проанализированы движущие силы и факторы формирования позиции Иордании по палестинской проблеме, дана характеристика  современного етапа ее позиции по проблеме арабо-израильского урегулирования, ее усилий по достижению мира на Ближнем Востоке и решению палестинской проблемы. Особое внимание уделено динамике и результатам иордано-израильских отношений в контексте арабо-израильского урегулирования и палестинской проблемы. Определено их влияние на еволюцию проблемы ближневосточного урегулирования и перспективы ее урегулирования.

Сделан вывод о том, что состояние иордано-израильских отношений не соответствует модели «теплого мира», а проблема арабо-израильского урегулирования и ее ключевая составляющая – палестинская проблема – не стала доминирующей в комплексе двусторонних отношений. Нормализация иордано-израильских отношений не смогла сыграть ту роль, которая ей отводилась – локомотива всего процесса ближневосточного урегулирования.     

Ключевые слова: региональная система, безопасность, Ближний Восток, арабо-израильский конфликт, палестинская проблема, ближневосточное урегулирование, Иордания, Израиль, Палестинская автономия.

 

 

THE EVOLUTION OF JORDAN'S POSITION

ON THE PALESTINIAN PROBLEM

 

Koppel, Elena,

Doctor of  History, Professor,

National Taras Shevchenko University of  Kyiv,

Institute of  International Relations,

Professor of the Department of  International Relations and Foreign Policy

helenkoppel45@gmail.com

Mohammad Al Fayez

Master, PhD student,

National Taras Shevchenko University of  Kyiv,

Institute of  International Relations,

PhD student of the Department of  International Relations and Foreign Policy of the

moh4fowaz@hotmail.com

 

SUMMARY

The article deals with the scientific study of the specific position of Jordan in the Middle Eastern Peace Process and the Palestinian Problem as the key issue of the Arab-Israeli peace process. The stages of evolution of Jordan's Position on the Palestinian Problem were defined. The author analyses the driving factors of formation of Jordan's Position on the Palestinian Problem, explain the current state of Jordan’s search for Middle East Peace, its practical activity in the Middle East Conflict and resolution of the Palestinian Problem. The reasons, dynamics, results and consequences of Jordan-Israel collaboration with the purpose of the Middle East crisis settlement are covered.   Further to identify its impact on the evolution of the Palestinian Problem and the prospects for its resolution.

The conclusion was made that the contemporary state of Jordan-Israel relations  does not correspond to the model of “warm peace” and that the Middle Eastern Peace Process and the Palestinian Problem as the key issue of the Arab-Israeli peace process has not become dominant in bilateral relations and they were unable to play its role – to become the “engine” for the whole normalization process in the Middle East.    

Key words: regional system, security, Middle East, Arab-Israeli conflict, Palestinian problem, Middle East peace process, Jordan, Israel, Palestinian autonomy.

 

Комплекс проблем  ближневосточного региона занимает особое место среди наиболее актуальных международно-политических проблем. Актуальность темы исследования обусловлена важным значением этого региона в мировой политике и экономике, местом арабо-израильского конфликта в структуре современных конфликтов и его влиянием на международную и региональную безопасность, особой ролью Иорданского Хашимитского Королевства в региональных международных отношениях, а также заинтересованностью мирового сообщества в формировании стабильной системы безопасности на Ближнем Востоке.

Базовыми факторами актуальности темы являются активность внешней политики Иордании на Ближнем Востоке и ее   вовлеченность в решение палестинской проблемы. Иордания является государством, внешнеполитические действия которого локализуются на мезоуровне системы международных отношений, в ближневосточном геополитическом пространстве.

Целью  статьи является определение специфики позиции Иордании по палестинской проблеме как ключевой проблеме  арабо-израильского урегулирования и выявление ее влияния на эволюцию ближневосточного конфликта и перспективы его урегулирования.

Проблема арабо-израильского урегулирования достаточно глубоко изучена в украинской, арабской и западной международно-политической науке. Среди работ украинских ученых следует выделить исследования Б.Парахонского, Ю.Скорохода, Е.Коппель, В.Шведа, О.Воловича, Н.Несука  [1], в РФ эти проблемы освещаются в работах Е.Примакова, А. Бакланова, В. Гусарова, А. Єгорина, А.  Новикова, В. Сажина  [2] и др.  В то же время отсутствует комплексный анализ позиции Иордании по палестинской проблеме в контексте проблемы ближневосточного урегулирования.

Позиция Иордании по палестинской проблеме, ключевой проблемой ближневосточного урегулирования, всегда отличалась от позиции остальных арабских государств, что объяснялось ее «особыми отношениями» с Палестиной. Палестинская проблема для Иордании является проблемой не только  внешней, но и внутренней политики, поскольку палестинцы составляют более половины населения страны.

Сущность палестинской проблемы заключалась первоначально в межобщинном конфликте на территории Палестины между палестинскими арабами и евреями, затем – в этнополитическом и этнотерриториальном противостоянии между Израилем и палестинцами.

На всех этапах еволюции палестинской проблемы теоретически возможными были три варианта ее решения: создание палестинского государства (модель «двух государств»); так называемый «израильский вариант», то есть автономия палестинцев в составе Израиля; так называемый «иорданский вариант», то есть вхождение части Палестины в состав Иордании  (т.н. план Абдаллаха-Хусейна) [3 , с. 17-18].

 Варианты  реализации «иорданского варианта»    в ходе эволюции  арабо-израильского конфликта предполагали разные формы включения  части Палестины в состав Иордании.   

В условиях отсутствия реальных перспектив для возобновления палестино-израильского диалога  израильское общественное мнение почти наверняка будет склоняться к ужесточению позиции по палестинской проблеме.  Ряд правых политиков начинают вновь пропагандировать «иорданский вариант» решения палестинской проблемы. Абсолютно очевидно, что для Израиля этот вариант является крайне удобным, учитывая тот факт, что в случае его реализации практически все компоненты палестинской проблемы, включая проблему палестинских беженцев и противоречия внутри палестинской администрации, предстояло бы решать Иордании.

Эволюцию «плана Абдаллаха-Хусейна» необходимо рассматривать с учетом его исторического контекста.    В начале ХХ века была выдвинута идея создания единого арабского государства (Арабского Халифата) [4, с.144-147].

История Иордании теснейшим образом связана с соседними арабскими странами, а ее территория в современных границах не раз входила своими  различными частями в состав многочисленных государственных образований, возникавших в разные времена в этом регионе. Современные Сирия, Иордания, Ливан и Палестина представляли собой единый географический и культурно-исторический комплекс под общим названием «Великая Сирия», южными частями  которой были Палестина и Восточный берег реки Иордан (Заиорданье). В конце первого тысячелетия до н.э. на территории Иордании начинается активное расселение пришедших из Аравии арабских племен.  Территория Иордании вошла в состав Византийской империи, которая способствовала переселению туда йеменских племен, защищавших границы от аравийских кочевников. Обитавшие собственно в Иордании племена, с учетом климатических условий,  вели, в отличие от ее соседей-земледельцев, кочевой образ жизни и занимались скотоводством.

Когда эти территории  вошли в состав Арабского Халифата, западная часть отошла  к району Палестины, а Заиорданье экономически и политически примыкало к Северной Аравии [5]. Затем эти территории входили в состав созданного крестоносцами Иерусалимского королевства, после их изгнания в течение 270 лет ими правили египетские мамлюки,  в начале ХУІ века они вошли в состав Османской империи, в основном в ее сирийский вилайет. Важным событием для этих территорий стало санкционированное османскими властями переселение туда после русско-турецкой войны 1877-1878 гг. нескольких тысяч черкесов и чеченцев, которые и основали там как военные поселенцы ряд населенных пунктов, в том числе и город Амман – будущую столицу Иордании.

Накануне и в период Первой мировой войны  арабские территории становятся ареной острой борьбы  между великими державами. Особое место в этой борьбе отводилось династии Хашимитов из племени курейш, прямым потомкам пророка Мухамеда, династии, которая с Х века являлась хранителем святых мест, правителями Мекки и Медины, которая вскоре станет правящей в Хиджазе, где впоследствии  уступит свои позиции Саудидам, но сохранит  власть в  Трансиордании и Ираке.

Основные границы на Ближнем Востоке сложились по итогам Первой мировой войны. В соглашении Сайкс-Пико (май 1916 г.) между Францией и Великобританией впервые  был употреблен термин «Трансиордания» как часть «зоны В», которая должна была войти в сферу влияния Великобритании, в отличии от Палестины, территорию которой  планировалось  разделить – меньшая часть отходила Лондону, а большая должна была отойти под международное управление.

  Одновременно Великобритания вела активные переговоры с  правителем Мекки, хранителем святых мест ислама шерифом Хусейном аль-Хашими, главой династии Хашимитов. Еще в 1914 году его сын Абдаллах, будущий правитель Трансиордании, дед короля Иордании Хусейна и прадед нынешнего короля Абдаллаха, вел переговоры с представителями Великобритании   о создании единого арабского государства, в которое должна была войти и Великая Сирия, включая Заиорданье, в обмен на восстание арабов против Османской империи (соглашение «Мак-Магона-Хусейна»). Свои обещания арабы выполнили. 5 июня 1916 года шериф Хусейн объявил восстание против Османской империи, а 27 июня 1916 года провозгласил независимость арабских территорий Османской империи (т.н. «Великая Арабская Революция») [6, с.144].

 После отказа Великобритании от своих обещаний в марте 1920 г. была провозглашена  независимость Великой Сирии в составе Сирии, Ливана, Заиорданья и Палестины  под управлением Фейсала аль-Хашими, сына Хусейна аль-Хашими. Однако после решения Верховного Совета Антанты в апреле 1920 года поставить под мандат весь арабский регион, Фейсал принял ультиматум Франции и распустил армию. Вскоре по решению Великобритании Фейсал был провозглашен королем Ирака.

В 1918 году Иордания была освобождена от османского контроля войсками Фейсала, будущего короля Ирака и брата будущего эмира Трансиордании Абдаллаха . Уже в 1920 году Великобритания встала на путь отделения Трансиордании от Палестины, которая должна была находиться под международным управлением и создания там отдельной администрации.

Когда представитель британской администрации майор Соммерсет прибыл в  Трансиорданию, делегация местных жителей  сформулировала ряд требований, важнейшими из которых было  присоединение в дальнейшем Восточной Трансиордании к Сирии и достижение сирийского единства, формирование независимого арабского правительства, введение строгого запрета на еврейскую эммиграцию и продажу земель евреям.

Данные требования свидетельствовали о достаточно высоком уровне национального самосознания и стремлении населения к созданию арабского государства, для начала в границах Великой Сирии, а не к раздроблению арабского мира.

При принятии  решения о создании эмирата Трансиордания учитывался и «палестинский фактор». Создавая эмират Трансиордания под управлением Абдаллаха аль-Хашими с населением около 300 тысяч человек, большую часть которых составляли кочевники, Великобритания рассматривала его как буферное государство между французскими владениями,  Аравийским полуостровом и Палестиной. Лондон  также стремился ограничить сферу распространения декларации Бальфура, а в будущем – создать убежище для палестинцев, которые будут вытесняться со своих территорий.

После окончания Второй мировой войны Великобритания была вынуждена пересмотреть свои отношения с Палестиной. Во время дебатов в палате общин по вопросу о Палестине (20 февраля 1947 года) Бевин  признал несостоятельность британской политики в отношении Палестины. Как известно, 2 апреля 1947 года Великобритания обратилась в ООН с просьбой созвать чрезвычайную сессию Генеральной Ассамблеи  для решения вопроса о Палестине. Ход дальнейших событий достаточно хорошо известен и нашел отражение  как в западной, так и в арабской и израильской литературе. В контексте темы данного исследования  представляет интерес точка зрения американского дипломата Остина, который определил роль Иордании в политике Лондона по палестинской проблеме. С его точки зрения, Англия «открыто уйдет из Палестины только для того, чтобы вернуться туда через заднюю дверь, при помощи Абдаллаха (короля Трансиордании), который попытается  захватить такую часть территории Палестины, которую сможет» [7, р. 112].

После окончания Второй мировой войны, краха мандатной системы на Ближнем Востоке и усиления центростремительных тенденций в арабском мире, одной из причин чего стало обострение палестинской проблемы, династия Хашимитов, представители которой находились у власти в Ираке и Трансиордании, вновь выступили инициаторами объединения арабских государств (планы «Великой Сирии» и «Благодатного полумесяца»). Однако  инициатива объединения была реализована Египтом, а в деятельности созданной  в марте 1945 года Лиги арабских государств центральное место заняла палестинская проблема.  

В январе 1948 года в Лондоне состоялось совещание по Палестине, в котором приняли участие представители Великобритании, Иордании (премьер-министр Абу-аль-Худа, министр иностранных дел Фавзи аль-Мульки) и командующий Арабским легионом генерал Д.Глабб. Предметом обсуждения стал так называемый «план Моррисона» (июль 1946), который предусматривал раздел Палестины на 4 административные зоны: арабскую, еврейскую, район Иерусалима под международным контролем, район аль-Накаб, который будет пользоваться автономией в рамках двуединого государства [8, 31.07.1946 Vol.426, Col.966-974, Ctd.7044].

Иордания   предложила план создания двуединого арабо-еврейского государства с прапорциональным представительством евреев и арабов в  правительстве. Арабские страны предлагали свой план решения палестинской проблемы, основанный на создании единого палестинского государства с демократической конституцией, предусматривающей право прапорционального представительства всех общин, но так, чтобы число еврейских депутатов не превышало одной трети, прекращение еврейской эмиграции в Палестину и сохранение действующих ограничений на передачу земельной собственности от арабов к евреям.

Таким образом, позиция Иордании отличалась от позиции остальных арабских стран. Когда в марте 1947 года Совет Лиги Арабских Государств (ЛАГ) принял резолюцию, призывающую арабские страны к единству в палестинском вопросе, Иордания сделала оговорку, смысл которой заключался в том, что она хотела бы сохранить за собой право «свободных и независимых действий» ввиду  особых отношений с Палестиной и географической близости  [9, - р.154].

В то же время на одной из встреч руководителей арабских стран король Абдаллах дал согласие на участие Иордании в войне с евреями, мотивируя это и тем, что она не является членом Организации Объединенных Наций и решение ООН о разделе Палестины не является для нее обязательным. В обмен он рассчитывал на финансовую помощь от арабских стран в случае, если Англия откажется от помощи Иордании.

С 1947 году король Иордании Абдаллах вел тайные переговоры с еврейскими представителями, в частности с Голдой Меир, на которых выразил желание присоединить к Иордании ту часть Палестины, которая в соответствии с резолюцией ГА ООН 181/П отводилась под палестинское государство. В феврале 1947 года была запланирована встреча Абдаллаха с Моше Шаретом, будущим министром иностранных дел Израиля. Но Шарет должен был присутствовать на Генеральной Ассамблее ООН, и на встречу прибыла Председатель Политотдела  Еврейского Агенства Голда Меир. Абдаллах подтвердил, что он хочет присоединить ту часть Палестины, где должно быть создано  арабское государство [10, с.53-54]. На встрече короля Абдаллаха с Голдой Меир 10-11 мая 1948 года он добивался  территориальных уступок от будущего еврейского государства в обмен на его признание [11, с.53-54].

«План Бернадотта», предусматривавший создание конфедерации Восточной Иордании и Палестины, «координацию внешней политики и мероприятий по общей обороне» между еврейским государством и Иорданией, учитывал пожелания Абдаллаха. Как отмечал Бернадотт, «исторические связи Иордании с Палестиной очень длительные, поэтому необходимо объединить арабскую часть Палестины с Трансиорданией, а также пересмотреть границы Иордании и Палестины с соседними арабскими государствами» [12].

Когда по решению ЛАГ 20 июля 1948  года було провозглашено создание правительства Палестины, оно было признано всеми арабскими странами, за ислючением Иордании, которая созвала в Аммане 1 октября 1948 года Палестинский Конгресс и предложила свою защиту. Одновременно продолжались тайные переговоры с Израилем и в период с ноября 1948 по февраль 1950 года Иорданию посетило 12 израильских делегаций. Абдаллах предлагал подписание Пакта о ненападении и введение режима  свободной торговли в обмен на территориальные уступки со стороны Израиля.

В июле 1948 года арабские страны вели переговоры о будущем статусе Палестины, которые завершились созданием 20 июля 1948 года   «правительства всей Палестины». Оно было признано всеми арабскими странами, кроме Иордании.

После провозглашения создания государства Израиль воинские формирования арабских стран были подчинены Абдаллаху, иорданские войска вступили в Иерусалим а 15 октября 1948 года Абдаллах был провозглашен королем Палестины. Абдаллах созвал палестинский конгресс в Аммане 1 октября 1948 года и предложил палестинцам иорданскую защиту. В ноябре 1948 Абдаллах заявил, что «дальнейшая борьба в Палестине бесполезна» [13, 22.07. 1951]. Возобновились секретные переговоры с Израилем.

Было заключено перемирие с Израилем, а 17 декабря 1949 года в Аммане было провозглашено объединение Иордании и арабской части Палестины в единую Хашимитскую Иорданию. Созван Национальный Конгресс Палестины от тех территорий, которые находились под контролем иорданской и иракской армий и тех палестинцев, которые переехали в Иорданию. Были приняты решения о создании единого и неделимого государства Палестина во главе с королем Абдаллахом, о выдвижении требования ко всем арабским государствам продолжать войну до полного освобождения Палестины.

Негативная реакция арабских стран нашла отражение в том, что они (как и страны Восточной Европы и некоторые латиноамериканские государства) отклонили предложение Великобритании  принять Иорданию в члены ООН.

В апреле 1950 года аннексия Иорданией Палестины была одобрена иорданским парламентом, а несколькими днями спустя  ее признала Великобритания, распространив на всю территорию действие англо-иорданского договора 1948 года. Такое решение мотивировалось как политическими соображениями (обеспечение безопасности региона), так и экономическими – невозможностью существовать самостоятельно арабской части Палестины.

      Великобритания позитивно оценила аннексию Палестины. В апреле 1950 года в египетской прессе было опубликовано секретное послание  генерала Клейтона королю Абдаллаху, в котором было подтверждено признание аннексии части Палестины а также необходимость распространения на нее положений англо-иорданского договора 1948 года и увеличения финансовой помощи Иордании.  Кроме того, предполагалось строительство на этой территории английских военных баз, что обосновывалось возможностью агрессивных действий со стороны Израиля.  От лица Великобритании гарантировалось невмешательство США в дела Иордании, связанные с аннексией части Палестины  [14, N 1863. Paris.20.05.1950].

Отношение короля Абдаллаха к палестинской проблеме и его принципиальная готовность разрешить ее мирным путем привела к конфронтации с другими арабскими странами.  

24 февраля 1950 года было парафировано тайное соглашение между Израилем и Иорданией. Однако один из членов иорданской делегации бежал в Египет и сделал это соглашение достоянием гласности. Это вызвало резко негативную реакцию арабских стран и части населения Иордании. 20 июля 1950 года  король Абдаллах был убит палестинцем Мустафой Шукри на глазах у его внука, будущего короля Иордании Хусейна.

Таким образом, после первой арабо-израильской войны 1948-1949 гг. и подписания перемирия с Израилем (3 апреля 1949 г.) в декабре 1949 года было провозглашено объединение Иордании и арабской части Палестины в единую Хашимитскую Иорданию во главе с королем Абдаллахом [15, р.9-10]. Большая часть арабских стран выразила свое негативное отношение,  ЛАГ поставила вопрос об исключении Иордании из этой организации, против чего выступил Ирак, где у власти также находилась династия Хашимитов. Тогда ЛАГ ограничилась принятием   компромисного решения - относиться к аннексии Иорданией части Палестины как к опеке, до тех пор, пока палестинская проблема не будет решена в интересах   ее народа.

С 1953 года королем Иордании становится Хусейн, авторитетный и прагматичный политический лидер, который успешно балансировал между двумя сверхдержавами, арабскими странами, Израилем и многочисленным палестинским населением.

Иорданские власти рассматривали иорданцев и палестинцев в качестве единого народа. В 1949-1967 гг., до оккупации Западного берега реки Иордан Израилем в ходе арабо-израильской войны  1967 года, эти территории являлись частью Иордании, а после их оккупации правовые и административные связи с Иорданией сохранялись до 1988 года. Сохранялись общие институты власти, единый парламент и законодательство. 

Дополнительным фактором, внесшим изменение в эволюцию палестинской проблемы и оказавшим влияние на позицию арабских государств, в том числе и Иордании, по палестинской проблеме, стал рост самосознания палестинского народа, становление палестинского движения сопротивления и формирование палестинской идентичности, отличной от иорданской. В 1970 году обострились отношения между  иорданскими властями и палестинцами, которые вели себя как «государство в государстве», что привело к кровопролитной войне, пик которой отмечался в сентябре 1970 года. Вооруженные отряды Организации Освобождения Палестины  были вытеснены из Иордании и перешли в Ливан, что впоследствии стало катализатором начала там в 1975 году гражданской войны. Перенесение палестино-израильского конфликта на территорию Ливана расширило географию арабо-израильского конфликта.

Начало в декабре 1987 года на оккупированных палестинских территориях интифады способствовало  актуализации проблемы палестинской государственности. 31 июля 1988 года король Иордании Хусейн заявил о признании права палестинцев на создание собственного государства и о прекращении юридических и административных связей с Западным берегом реки Иордан, распустил нижнюю палату парламента, в которую входили представители оккупированных территорий, поскольку это противоречит общеарабскому подходу и мешает борьбе палестинцев против израильской оккупации.

26  октября 1994 года  был подписан мирный договор между Иорданией и Израилем [16]. Для Иордании мир с Израилем   остается   проблемой не только  внешней, но и внутренней политики, поскольку палестинцы составляют около 60 % населения страны,  выбор, который она сделала давно, но осуществление которого тормозилось региональными и глобальными реалиями.

А для Израиля Иордания продолжает оставаться ключевым государством в решении палестинской проблемы,  не исключая возможности возвращения к «иорданскому варианту», дискуссии в отношении которого активизировались в 2010-2014 гг. Сторонниками «иорданского варианта» являются некоторые члены партии «Ликуд», об этом осторожно говорил и сам Б.Нетаньяху. Эту идею поддерживали и израильские левые партии, сторонником конфедерации являлся Шимон Перес.

Главным, и, по сути,  единственным препятствием на пути реализации «иорданского варианта» является позиция палестинцев, которые не признают никаких иных сценариев, кроме создания палестинского государства на территории Западного берега реки Иордан, сектора Газа и Восточного Иерусалима. 

 Роль Иордании в  международных отношениях на Ближнем Востоке и в процессе арабо-израильского урегулирования в будущем во многом зависит от политической стабильности в условиях «Арабской весны» и сохранения у власти авторитетной в арабском и мусульманском мире династии Хашимитов – прямых потомков пророка Мухаммеда. В 1989 году король Хусейн начал постепенную политическую либерализацию, в 1992 году были легализованы политические партии. Его преемник Абдалла П, ставший королем в 1999 году, продолжил экономические и политические реформы отца. С января 2011 года под влиянием событий в Тунисе та Египте тысячи иорданцев вышли на демонстрации с требованием политических реформ. Эти требования были частично удовлетворены королем Абдаллой П. В октябре 2012 король распустил парламент и назначил внеочередные выборы, которые прошли в январе 2013 года. Из 150 мест в парламенте только 37 получили кандидаты от оппозиции. «Братья-мусульмане», которых поддерживает Саудовская Аравия, бойкотировали выборы, а после их проведения объявили их фальсифицированными.

            Таким образом, Иордания играла и будет продолжать играть одну из ключевых ролей в решении палестинской проблемы и в ближневосточном урегулировании. Это обусловлено влиянием исторических, геополитических, демографических факторов. На территории Иордании проживает 1,9 млн. палестинских беженцев. Иордания - одна из двух арабских государств, подписавших мирный договор с Израилем, и в то же время поддерживающая дружественные отношения с арабскими соседями и  внешнерегиональными акторами, в том числе США,  РФ, Европейским Союзом, играющими центральную роль в достижении мира на Ближнем Востоке.

 

СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ ТА ЛІТЕРАТУРИ:

1. Близький Схід: міжнародна безпека, регіональні відносини та перспективи для України:Монографія / Рада нац. безпеки і оборони України, Нац. ін-т пробл. міжнар. Безпеки; Відп. Редактор Б.О.Парахонський. – К.; ПЦ «Фоліант», 2008. – 591 с. 

2.  Бакланов А.Г. Ближний Восток: “Дорожная карта” региональной  безопасности. – М.: Институт Ближнего Востока, 2006. -  135 с.; Гусаров В.И. Арабский мир в наступившем столетии: к “золотому миллиарду” или в  “четвёртый мир”? / Ближний Восток и современность, Выпуск 24 – М.: Институт Ближнего Востока, 2004. – С. 105-121. ; Егорин А.З. Ближний Восток: гонка вооружений… “во имя мира”. – М.: Институт Ближнего Востока, 2000. – 208 с. ; Млечин А. Короля убили на Храмовой горе // Новое время. 1992. – С.53-54.

3.  King Abdullah  Our Last Best Chance. The Pursuit of Peace in a Time of Peril. – Penguin Books.2011. – 368 р.;

4.   Тума Э. Национально-освободительное движение и проблема едакціяо единства. Москва: Издательство «Наука», Главная едакція восточной литературы, 1977. – 432 с. 

5.  Bilgin P. Inventing Middle Easts. The Making of Regions through Security Discourses. – The fourth Nordic Conference on Middle Eastern Studies: The Middle East in Globalizing World. Oslo, 13-16 August 1998. Р. 10-37.

6.   Тума Э. Национально-освободительное движение и проблема едакціяо единства. Москва: Издательство «Наука», Главная едакція восточной литературы, 1977. – 432 с. 

7.    J.Jarcia-Jramrdos. The birth of Israel. The drama as I saw it. New York, 1953.- 213 р. 

8.    Parliamentary Debates, House of Commons.

9.   King Abdullah  Our Last Best Chance. The Pursuit of Peace in a Time of Peril. – Penguin Books.2011. – 368 р.

10.  Млечин А. Короля убили на Храмовой горе // Новое время. – 1992. – С.53-54.

11.  Млечин А. Короля убили на Храмовой горе // Новое время. – 1992. – С.53-54.

12.  Articles et documents. N 1863. Paris.20.05.1950.

13.  Jerusalem Post.  22.07. 1951

14.  Articles et documents. N 1863. Paris.20.05.1950.

15.  King Abdullah  Our Last Best Chance. The Pursuit of Peace in a Time of Peril. – Penguin Books.2011. – 368 р.

16.  Abdul Salam Majali. Jawad A. Anani and Munther J. Haddadin The Inside Story of the 1994 Jordanian-Israeli Treaty RGI 4QS UK, 2006. – 324 р.

  

  

 

REFERENCES:

1.         Bliz'kij Shіd: mіzhnarodna bezpeka, regіonal'nі vіdnosini ta perspektivi dlja Ukraїni:Monografіja / Rada nac.bezpeki і oboroni Ukraїni, Nac. іn-t probl. mіzhnar. Bezpeki; Vіdp. redaktor B.O.Parahons'kij. – K.; PC «Folіant», 2008. – 591 s.

2.         Baklanov A.G. Blizhnij Vostok: “Dorozhnaja karta” regional'noj  bezopasnosti. – M.: Institut Blizhnego Vostoka, 2006. -  135 s.; Gusarov V.I. Arabskij mir v nastupivshem stoletii: k “zolotomu milliardu” ili v  “chetvjortyj mir”? / Blizhnij Vostok i sovremennost', Vypusk 24 – M.: Institut Blizhnego Vostoka, 2004. – S. 105-121. ; Egorin A.Z. Blizhnij Vostok: gonka vooruzhenij... “vo imja mira”. – M.: Institut Blizhnego Vostoka, 2000. – 208 s. ; Mlechin A. Korolja ubili na Hramovoj gore // Novoe vremja. 1992. – S.53-54.

3.         King Abdullah  Our Last Best Chance. The Pursuit of Peace in a Time of Peril. – Penguin Books. 2011. – 368 r.; Nigel Ashton. King Hussein of Jordan. A Political Life. Yale University Press.2008.- 464 r.

4.         Tuma Je.Nacional'no-osvoboditel'noe dvizhenie i problema arabskogo edinstva. Izdatel'stvo «Nauka», Glavnaja redakcija vostochnoj literatury. Moskva, 1977. – 432 s. 

5.         Bilgin P. Inventing Middle Easts. The Making of Regions through Security Discourses. - The fourth Nordic Conference on Middle Eastern Studies: The Middle East in Globalizing World. Oslo, 13-16 August 1998. R. 10-37.

6.         Tuma Je.Nacional'no-osvoboditel'noe dvizhenie i problema arabskogo edinstva. Izdatel'stvo «Nauka», Glavnaja redakcija vostochnoj literatury. Moskva, 1977. – 432 s. 

7.         J.Jarcia-Jramrdos. The birth of Israel. The drama as I saw it. New York, 1953.- 213 r. 

8.         Parliamentary Debates, House of Commons.

9.         King Abdullah  Our Last Best Chance. The Pursuit of Peace in a Time of Peril. – Penguin Books.2011. – 368 r.

10.       Mlechin A. Korolja ubili na Hramovoj gore // Novoe vremja. 1992. – S.53-54.

11.       Mlechin A. Korolja ubili na Hramovoj gore // Novoe vremja. 1992. – S.53-54.

12.       Articles et documents. N 1863. Paris.20.05.1950.

13.       Jerusalem Post.  22.07. 1951

14.       Articles et documents. N 1863. Paris.20.05.1950.

15.       King Abdullah  Our Last Best Chance. The Pursuit of Peace in a Time of Peril. – Penguin Books.2011. – 368 r.

16.       Abdul Salam Majali. Jawad A. Anani and Munther J. Haddadin The Inside Story of the 1994 Jordanian-Israeli Treaty RGI 4QS UK, 2006. – 324 r.

 

 

 

 

 

 

 

 



Обновлен 16 июл 2014. Создан 14 июл 2014